Фото Сергея Сергеевича.

… Шел затяжной дождь.
Дело близилось к закату и время суток наполненное стеной мряки, было унылым.
В штабе всё не решались нас выпускать, видимо взвешивая все «за» и «против»… а мы сидели у пехоты и ждали.
Пулеметчик ждал в основном в туалете оббитом рубероидом и шифером сверху. Оно видите ли нахавалось сгущёнки из майонезных пачек и переодически с протяжным «Ойойойой», смешно чвякая по мокрой земле несся в сторону уборной, потом скрипела дверца и следом раздавалось облегченное «Оооооооой»… и так уже раз пять.
Воркута в блиндаже хуярился с планшетом в карты.
А я с винтовкой оставленной в наследство от Трофима, сидел «в самом пиздарезе», обложенном мешками, а так же оборудованном «дашкой» и навесом.
До девяти тут наряды не неслись и никого не было… кроме меня.

Я думал.
Думал что если дождь не прекратится к 21 (а он не прекратится) — то самое время было б выходить… До часу-двух по дождю дотопать и заныкаться пока луна выйдет (а выйдет ближе к двум), утром переждать туман и ближе к семи можно попробовать отработать…
Ну. Отработать и вдвоем под прикрытием «отого» бугорка на карте, с ранее усаженым там пулеметчиком (если кишки не высрет к тому времени) отойти…
Ну. Потом поменять направление чтоб пидорам солнце в глаза светило и по росе начать петлять. Пока поймут что к чему — роса спадет и трава подымется. Хер поймут где мы делись.
Но сука в штабе телятся.
Ото весело будет как скажут на рассвете, в туман выходить по росе… брррр… лучше под дождем.

Унылая погода окрасила эти мысли в унылые цвета. Надо на что то переключиться.

Покурить опять например.

На половине сигареты в укрытие прибежал пехотный контрактник, пребывавший первый месяц на войне. Молодой, высокий, крепкий парень.

На него переключиться я и решил)

Воин что то искал на импровизированом столе. Первым делом надо пойти на контакт и расположить к себе:
— Шо ти шукаєш братанчік? — сочувствующим голосом спросил я.
— Кружки синьої не бачів?
— Та хуй зна, давай подивимся,- подорвавшись я стал помогать искать.
Поиски успехов не давали и завершились по команде пацана:
— Та хуй з нею короче.
Он сел на ящик, а я вернулся на стул возле «окна» поста с стволом «дашки». Мы синхронно подкурили.
— Дааааа, войнаааа — выдыхая, скептически протянул я.
— Та дааааа,- протянул собеседник в ответ.
— Не то шо раньше.
— Да, пацани казали шо раньше весело було.
— Пфффф, ще й як. Шоб я оце так сидів на ВОПі пісюн дрочів… Та нікада!
— Шо, хуярились, да? — спросил пацан с неподдельным интересом?
— Ще й як,- мечтательно выдохнул я и продолжил:
— От скільки до селухи де підари сидять?
— Кілометра чотири.
— Шоб я оце сидів руки сложА!? — я почти кричал.
— Так а чим їх?
— В нас колись була «Рапіра», в карти виіграли у правосєків, так от ….
— Підожди-підожди, як в карти виграли? — перебил юнный пехотинец.

Вечер переставал быть томным)
Я сделал паузу чтоб придумать о чем наваливать дальше:
— Та як… ой не знаю чи й розказувать можна…
— Та я ж нікому…
— Точно?
— Точно.
— Ладно, слухай,- примирительным тоном согласился я и отвернулся чтоб убрать ТАПик от дождя, ручейком стекающим на него, а на самом деле чтоб спрятать улыбку и еще немного подумать.
Потом нарочито медленно достал и подкурил сигарету от окурка предидущей.
Собеседник покорно ждал.

— Та то карочє зімой хутор наш занесло, а нас там 14 чоловік і 5 правосєків. Вони работали з нашого ВОПа і отжали у підарів «Рапіру». Знаєш шо це таке? — спросил я у контрача не забывая о том что собеседнику надо принимать участие в диалоге.
— Нуууууу…
— В общєм пушка протівотанкова. Дуже точна.
— Я так і думав.
— Ну карочє вони в лоб на розщьот вийшли, порізали їх… даааа, кровіщі казали було…. ага, зіма була, мороз, ну сніга ще не було. Запряглися в неї як коняки і притарабанили до нас на хутор, ггги, чччєрті,- оскаблился я сбивая пепел на пол.
Солдат пока вроде верил. Продолжаем.
— І в общем хотіли утром уїзжать з нею кудись, ну ночью такий сніг пішов шо ніякий джип не проїде. І не прекращався три дня і четирі ночі. Може помниш в прошлом году таке було?
— Даааа, було. В січні, да?
— Дада, в січні (хай буде в январі раз помниш).
Ну в общєм, свєт обірвало десь, ми шишарьом не пробились. Штаб по рациї передав держаться в рация сдохла. Сиділи з ума сходили, в карти іграли.

Со стороны блиндажа донеслось очередное «Ойойойой» пулеметчика, скрип дверцы и облегченное «Ооооой» следом.

— Скоро він вже на кінець зісреться, заїбав бігать?- спросил я.
— Ггги, та хуй його знає. Так що там далі?
— А, далі? Та ніхуя, проіграли в триньку правосєкам свої автомати, шишарь, четирі ящика сухпаїв і синю бочку пластікову під воду на 200 літрів…
— Оце ви гоните. Свою зброю програли в карти?
— Ага, і бочку синю…
— І що, віддАли?
— Карточний долг — долг чєсті. Канєшно отдали. Ну вони пацики нормальні — дали шанс отиграться.
— Получилося?
— Да, автомати і шишарь отиграли, а бочку нє… і сухпаї нє.
— Оце ви гонііітє.
— Ну потом застєгнулись, поставили шишарь протів «Рапіри» і виграли.
Коли підтаяло, вони погрузили бочку і сухпаї в джип і уїхали, а ми пушку заховали. Потом поміняли на кофе снарядів і появилась в нас машинка на службі точна, хаха!

— І що, попадали?
Судя по этому вопросу, мне пока удавалось быть убедительным, а значит можно продолжать наваливать.

— Та куди попадали братан — то вопрос другий. Слухай лучше розкажу про случай коли не попали. Ото де обідно було — делая паузы между словами последней фразы, выразительно сказал я отворачиваясь в сторону дождя чтоб спрятать очередную улыбку и собраться.
— Та шо вже, сказав «а» — кажи і «б». Карочє узнали ми шо в селуху, де у сєпарів КСП батальона, приїзжає велика якась шишка. Чи куратор, чи хуятор якийсь. Чувак один був із мєсних і родня його даже на гуглмапс отмітила в якому кабінєті він буде… Дістанция 6200, ну можна навєсіком з «Рапіри» закинуть.
— Хіба можна попасти? — недоверчиво спросил собеседник.
— Можна. Умєлий стрєлок з «Рапіри» на два з половиною кілометра бєрьозу збиває діаметром 12 сантиметрів, про це всі знають.
— Але тут шість-двісті.
— Ну і не 12 сантиметрів, а вікно — метр-пійсят на метр-тридцать.
— Ну дааааа….
— Тю, ти шо думаєш мені робить нічого оце, сидіть тобі пиздіть?
— Та ні чого ти. Так і що, попали?
— Нє братан, не попали. З пушки ловко стрілять міг тільки один аватар, а він в той день нахуярився, обісцявся і спав. Ми його будили, ну без толку… Спитали як цілиться , а він нам: «пів хуя в право — пів хуя в ліво» і всьо.
— Це як?
— Отож і ми думали, поки Стєпанич не догадався шо нада хуй в нього помірять. Ну ніхто не захотів. Потом ми догадались найти в нього в тєлєфоні номера шлюх до яких він їзде кажду зарплату в город і провели опрос. Вони нам в усьом признались. Далєє путьом не хитрих матєматічєских вичислєній установили шо еквівалєнт його «півхуя» равєн шести сантиметрам і внесли поправку 6 тисячних от начальних розщьотів коордінат целі.

Наконец то остановился.
Мы достигли того этапа когда собеседник уже не знает во что верить, но перестать слушать не может:
— Не попали? — тихо спросил он расплываясь в улыбке.
— Нєа, — поджав губы ответил я и невозмутимо продолжил:
— Снаряд залетів у вікно, вибив у хуя того чашку з кофем з рук, прохуярив дві гіпсркартонні стєнки і вивалив угол з протівоположной сторони зданія.

Контрач ржал, просто заливался)

— А знаєш чого не попали? — спросил я
— Чого?
— Бо простітутки напизділи і нада було в поправку вносить не шесть, а чєтирі.

Пацан, зашелся новым приступом смеха и подавляя его спросил:
— А мораль яка? Я так розумію вона тут мусить бути?
— Мораль? — как бы не расслышав переспросил я и когда собеседник кивнул головой, ответил:
— Мораль проста братан — «Нє вєрь блядям, ані абманут». Мотай на ус, гги.

Я встал, перед выходом из будки хлопнул ржущего парня по плечу и направился искать пулеметчику «Лоперамид».

 

6 комментариев: Пятничное чтиво

  • avatar
    Ангелов говорит:

    Замечательный рассказ…. Без шуток-суровые реалии войны….. И фото…. Видимо, этот боец тоже «мочит пидоров»…. Году этак в 42-43…. Удачное фото выбрал, Сергей…. Продолжай в том же духе.

    • avatar
      Сергей Чижиков говорит:

      Рассказ написал боевой разведчик который реально «мочил» русских фашистов. Фашистов — потому что вы не победили фашизм, а усыновили его. Страна пронизанная ложью от истории до идеологии и религии.
      Фотография — это иллюстрация самого автора рассказа. Ссылка есть. Вы столько врали про нас, что мы фашисты, каратели, жидобандеровцы и.т.п.. Сначала это было обидно и непонятно, за что? Теперь это вызывает только смех. Поэтому ветераны и постят фото вермахта со смешными подписями.
      А все ваши преступления постепенно вылазят наружу. Расплата будет.
      Наше дело правое, мы победим.
      Слава Украине!

  • avatar
    Сергей Чижиков говорит:

    Каратели какие-то «soft» — Одна дочь луганского террориста Корнета учится в Харькове на прокурора, другая дочь — в элитной российской школе https://censor.net.ua/photo_news/464186/odna_doch_luganskogo_terrorista_korneta_uchitsya_v_harkove_na_prokurora_drugaya_doch_v_elitnoyi_rossiyiskoyi

    Без слов.

  • avatar
    Кадет Вашак говорит:

    «Луганский террорист Корнет» — выпускник ПВЗРККУ 1994 года. Вот так как-то…

  • avatar
    Николай говорит:

    В 1-й батарее 1994 года выпуска такого не было.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии